Previous Entry Поделиться Next Entry
ОТКУДА ПОШЛА ЦЕРКОВЬ В МЯКСЕ? Дневник Галины Тиховой.
idaal
13-14 июля 1999 года.
Слышу, как открывается входная дверь, и кто-то приятным голосом говорит слова, поразившие меня до глубины души: «Мир дому сему». Выхожу из кухни и вижу на пороге незнакомого батюшку. Услышанное приветствие расположили меня к нему сразу,  приятно удивили и его искрящиеся добротой и каким-то необыкновенным теплом глаза. Познакомились. Это был священник Геннадий Беловолов.
Подошёл мой муж Владимир. Батюшка спросил, не знает ли он, у кого можно найти лодку, чтобы добраться до затопленного Леушинского монастыря. «Нас пятеро, мы приехали из Санкт-Петербурга, Леушинского подворья, которое построила игумения Таисия. Приехали на поклон Леушинскому монастырю». Володя посоветовал: «Вот у соседа Бахарева Николая Николаевича есть лодка, можно обратиться к нему».
Погода была плохая, сильный ветер. Николай Николаевич предупредил, что ехать небезопасно. Поездка была отложена. Паломники пошли на мыс, ближайшее место к затопленному монастырю,  выловили прибившееся к берегу бревно и сделали из него поклонный крест в память о Леушинском монастыре. Это было первое Леушинское стояние. Оно дало жизнь последующим стояниям, которые воскресили память о затопленной Руси, о святынях, скрытых под водой.
6 июля 2000 года.
Навсегда запомнилось второе, памятное для меня Леушинское стояние. На нём присутствовало всего 46 человек.
Отец Геннадий совершал молебен перед поклонным крестом и иконой Божией Матери «Аз есмь с вами и никтоже на вы», написанной в Леушинском Иоанно-Предтеченском монастыре (об истории этой иконы мы узнали от  отца Геннадия. Именно тогда, ощутив благодать от молитв перед образом Пресвятой Богородицы, мы с Еленой Борисенко подошли к батюшке и сказали: «Отец Геннадий, нам очень хочется, чтобы в Мяксе был храм, но как его построить, с чего начать, не знаем». Батюшка посоветовал ничего не бояться, а смело действовать, имея перед собой пример игумении Таисии. Он рассказал, как игумения приехала в Санкт-Петербург с целью построить Леушинское подворье, а денег не было. Иоанн Кронштадский  дал ей 20 копеек, сказав, что они превратятся в 20 тысяч, с чего она и начнёт строительство. Так и случилось. Этот простой рассказ коснулся глубины наших сердец, и мы поверили, что построить храм – это осуществимое дело с помощью Божией. Восприняли слова батюшки как благословение и с лёгкой душой приступили к делу.
(2-е продолжение следует)

?

Log in