Previous Entry Поделиться Next Entry
"ХОРОШО!" - "ОЧЕНЬ ХОРОШО!" - "САМОЕ ЛУЧШЕЕ!" Что мне сказала блаженная Любушка 25 лет назад
idaal
Оригинал взят у otets_gennadiy в "ХОРОШО!" - "ОЧЕНЬ ХОРОШО!" - "САМОЕ ЛУЧШЕЕ!" Что мне сказала блаженная Любушка 25 лет назад

"Во дни сомнений и тягостных раздумий" в моем священническом пути, во дни сердечных скорбей, предательств близких и лукавства окружающих людей я вспоминаю простые слова, которые сказала мне блаженная Любушка Сусанинская ровно 25 лет назад - в июне 1992 года.
Эти слова перевернули мою жизнь и являются моей "надежой и опорой". Поэтому мне дорог этот юбилей - 25-летие первой встречи с блаженной Любушкой. И хочу о нем рассказать.

Желание служить в Церкви у меня появилось еще в юности, когда я поступил в Московский институт культуры, и, проучившись в нем 1 курс, был исключен за религиозные убеждения. Тогда я поехал поступать в Московскую духовную семинарию, но узнал, что для этого требуется немало документов, в том числе рекомендация священника или архиерея. Знакомых священников у меня тогда не было, и я поступил на филологический факультет Кубанского университета, но мысль о священстве меня не оставляла. Будучи студентом филфака, я еще раз ездил поступать - уже в Петербургскую семинарию. Там я встретился с инспектором протоиереем Георгием Тельписом, который, отведя меня в тихий уголок под лестницей, откровенно сказал, что у меня нет никаких шансов на поступление, потому что я являюсь студентом светского вуза, а у них есть негласное предписание - таковых не принимать в семинарию. Это были кон.1970-х - нач. 1980-х гг, "эпоха застоя". Мне казалось, что на моей мечте поставлен крест.
Я закончил филфак, отработал положенные 3 года в школе, в системе ФСИН (тогда для заключенных было обязательно получение среднего образования). А потом в Петербурге устроился научным сотрудником музея Ф.М.Достоевского, поступил в аспирантуру, принялся писать диссертацию. Мысль о священстве отодвинулась в неопределенную плоскость, хотя и не исчезла совсем.
В Петербурге мне не раз приходилось слышать в церковной среде имя блаженной Любушки, жившей в пос. Сусанино километрах в 60 от Питера. Рассказывали удивительные истории о ее помощи, о силе ее молитв. Говорили даже, что к ней из Иерусалима приезжал хранитель Гроба Господня (что потом и подтвердилось). Возникло горячее желание увидеть праведницу нашего времени, но не хватало повода для поездки.
В 1992 году у моей супруги появился вопрос, который она хотела разрешить у Любушки. Хотя у меня особых вопросов не было, но я из духовного любопытства решил за компанию тоже съездить в Сусанино.
Наша знакомая, бывавшая не раз у Любушки, объяснила, как можно доехать и где можно найти блаженную.
Ехать в Сусанино нужно было на электричке в Гатчинском направлении до одноименной станции. Она назвала улицу и дом недалеко от Казанской церкви и посоветовала приехать пораньше, поскольку потом в течение дня может быть много народа, и придется ждать.
Была средина июня, точно день не помню. Мы выехали пораньше, и около 8 утра были уже в Сусанино.
Дом нашли быстро. Нас приветливо, как старых знакомых, встретила хозяйка Лукия Ивановна. Без лишних формальностей рассказала, что мы в этот день приехали первыми, что Любушка сейчас на молитве, и нам придется подождать. Она провела нас в большую комнату с печкой и оставила одних. Я не знал, где находится Любушка, но за перегородкой, отделявшей небольшую комнатку, услышал какие-то легкие звуки. В эту комнатку вел проем с занавеской, которая была полуоткрыта. Я подошел и увидел, что в там как раз и находится Любушка.
Она стояла на молитве в святом углу. Наклонив голову, она внимательно смотрела на полусогнутую ладонь своей левой руки, а указательным пальцем правой руки водила по пальцам левой как по строчкам книги. Казалось, она молилась по молитвослову, но в руке у нее ничего не было. Ее ладонь была пуста. Делала она это медленно, внимательно, углубленно, как бы вчитываясь в невидимый текст. Периодически она останавливалась, поднимала голову вверх к иконам, что-то в это время неслышно шепча, а потом пальцами правой руки неожиданно ударяла по ладони левой, изображавшей книгу, как будто что-то посылая вверх. И потом смотрела по направлению движения руки, провожая это что-то взглядом. Затем она вновь раскрывала пустую ладошку и продолжала читать ее как книгу. Молитвослов, который лежал перед нею, она ни разу в руки не взяла.
Все это продолжалось минут 15-20. Я чувствовал некоторую неловкость, что стал невольным свидетелем молитвы блаженной, но с другой стороны, каким-то более глубоким чувством я ощущал особый Промысле Божий в том, что сподобился стать самовидцем сокровенной жизни подвижницы. Может быть, поэтому мне не хотелось прекращать наблюдение.
После продолжительной молитвы Любушка остановилась, посмотрела вокруг себя. В этот момент мне показалось, что она сейчас заметит меня. Но взгляд ее был направлен на пол вокруг себя. Потом, как бы что-то увидев, она неожиданно топнула ногой, будто раздавив таракана, хотя на полу ничего не было. (Потом мне объяснили, что так блаженная борется с бесами). И опять продолжила молиться, не обратив на меня никакого внимания. В общем, ее молитва продолжалась при мне около получаса. Сколько она молилась всего, я не могу сказать, поскольку мы пришли, когда она была уже на молитве.
Потом она отошла от святого угла, и мне уже не было видно, что она делала. Через несколько минут она вышла к нам в большую комнату, посмотрела внимательно на нас, но ничего не сказала. В это время зашла Лукия Ивановна и поторопила нас: "Спрашивайте быстрее, а то там уже люди приехали".
Супруга довольно быстро решила свой вопрос.
Любушка подошла ко мне, вопросительно посмотрела на меня, ожидая вопроса. Меня пронзила мысль, что нельзя упускать момента и нужно что-то спросить, больше такого случая может не представится. Готового вопроса в голове не было, но откуда-то из глубины сердца всплыло давнее желание - служить в Церкви священником, и я на одном дыхании, боясь, что она может уйти выпалил: "Любушка, быть ли мне священником или не быть?"
Она опустила голову, как бы задумавшись, потом склонила ее вправо к плечу, потом выпрямила и посмотрела на меня и тихо сказала всего лишь одно слово: "Хорошо".
По моей груди прошло тепло.
Я знал, что Любушка много не говорит и отвечает очень кратко. Я решил, что ответ получен, и хотел было поблагодарить Любушку, но в этот момент она вновь склонила голову, теперь уже к другому левому плечу, будто к чему-то прислушиваясь. Я почему-то стал волноваться, как бы она не изменила своего первого слова. Но вскоре она подняла голову, и опять же посмотрев на меня, сказала погромче: "Очень хорошо". Я одновременно обрадовался и забеспокоился, потому что ее слово прозвучало для меня уж как-то слишком конкретно. Спрашивая о священстве, я имел в виду неопределенную далекую перспективу, так сказать, возможность вообще, а в словах блаженной я почувствовал чувствовалось нечто конкретное и близкое. В любом случае я подумал, что теперь уже действительно все сказано, и мне пора уходить, но Любушка стояла и смотрела на меня, не двигалась с места. Я не осмелился первым сделать движение. В это время она вновь наклонила голову к правому плечу, почти положила ее. Наступила какая-то особая тишина, в которой я почувствовал, что сейчас Любушка скажет мне что-то самое важное и главное. Не могу сказать, сколько продлилась эта пауза, но потом Любушка вновь как будто ожила, посмотрела мне прямо в глаза, и сказала совсем громко: "Самое лучшее". После этого она заговорила что-то очень тихо и невнятно. Мне говорили, что она часто говорит непонятно, что ничего не разберешь. Некоторые так и уходят ни с чем. Любушка развернулась и направилась к двери, где ее ждали другие посетители. Я едва успел поблагодарить ее и попрощаться. Я стоял, еще не понимая, что произошло.
На обратном пути в электричке я вспоминал слова Любушки, думал об их смысле. Что все это значит? Как это понимать? Что же мне теперь делать? У меня было чувство, что решился главный вопрос моего бытия. Мне казалось, что меня по слову Спасителя "ин пояшет и ведет, аможе не хощеши", как апостола Петра. Я трепетал и испытывал страх, потому что чувствовал себя совсем не готовым к тому, о чем спрашивал.
В тот же вечер мы были у нашего духовника и я рассказал ему все встрече с блаженной и ее словах, из которых очевидно следовало, что мне нужно быть священником, и это было "самое лучшее". Батюшка решил, что с этим вопросом нужно обратиться к старцу Иоанну Крестьянкину, а также обсудить его митрополитом Иоанном. Не буду описывать сейчас всех подробностей дальнейшей истории, скажу только, что прошло чуть больше четырех месяцев, и в том же 1992 году 18 октября я был рукоположен митрополитом Иоанном во диаконы, а 22 ноября того же года стал иереем.
Вспоминая теперь эту историю, я поражаюсь чуду Промысла Божия, силе и прозорливости слова блаженной Любушки. Ведь я не учился тогда в семинарии, не имел духовного образования, только университетское, я успел пройти только практику на дальнем сельском приходе, - и меня митрополит Иоанн рукоположил. Все это я воспринимаю как чудо Промысла Божия.
Любушка тремя словами предсказала прохождение трех степеней посвящения - хиротесия во чтения и хиротония во диакона и священника. По сути она сказала одно слово, изменяя его по степеням равнения. У меня даже была мысль, что такое "грамматическое" выражение было дано мне как филологу. Причем троекратное повторение было удостоверением истины ее слова, а последние слова исключали какие-бы то ни было варианты. Сейчас я воспринимаю эти слова Любушки как благословение на священство и считаю ее своей особой молитвенницей. Потом я уже как священник приезжал к ней в Казанский монастырь в Вышнем Волочке, где она поселилась за полгода до кончины.
Неоднократно бывал в Сусанино в том самом доме, где получил первое благословение на священство. С Лукией Ивановной, келейницей блаженной Любушки, я потом познакомился поближе. И она мне преподнесла бесценный дар - писанный моленный образ старицы Любушки - Шестоковскую икону Божией Матери. (Еще одну икону - святителя Николая Угодника - Лукия Ивановна передала в Кирилло-Белозерский монастырь).
25 лет прошло с того дня. Всегда молюсь о блаженной Любушке и укрепляюсь ее словами.
Собираю рассказы о блаженной Любушке, случаи ее помощи и прозорливости. Несколько лет назад мы издавали книгу с этими рассказами, готовили на Леушинском подворье новое издание...

?

Log in

No account? Create an account